Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Merilin

Фрейду

Я пока без работы сидел, развлекался просмотром всевозможных увлекательных снов. Там много всего интересного показывали, всего не упомнишь. Но один сон вполне так на моск отпечатался. Пожалуй, расскажу, дорогие мои психоаналитики.

Коротко.

Значит, озеро какое-то, деревня, клуб, где деревенские недоноски ставят пьесу о своём народном герое Джабраиле. Кто он и чего такого сделал, я понятия не имею, но зачем-то тусую за кулисами. Все вокруг бегают, толкают меня, вся ботва.

Потом сообщается, что исполнитель роли Джабраила, собственно, сам Джабраил, сегодня не придёт, и играть поручают мне. Я отнекиваюсь, мол, я ж не то что слов, я сюжета пьесы не знаю, но мне отвечают, что это всё хуйня, что я по ходу дела разберусь. Вдруг суматоха какая-то началась. Оказалось, что в деревню пришёл пиздец в виде тех самых врагов, против которых всеобщий любимец Джабраил и выступал. Они нас всех поймали и требуют выдать им нашего вождя. А я у берега озера сижу. Тут вождь из-под воды выныривает тихонько, незаметно ко мне подплывает и говорит, что он почапал за подмогой, и что мне нужно типа продержаться до их с подмогой прихода.

Я слегка охуеваю на предмет того, почему бы мне вместо него за помощью не поплыть, но молчу, чтобы враги героя нашего в воде не запалили. Уплыл он, в общем. А враги в нетерпении: где, говорят, Джабраил-то? Выдайте его уже, и разойдёмся по-хорошему.

И все деревенские вместе с моим непосредственным начальником со старой работы пальцами своими грязными на меня показывают. Я охуеваю чуток побольше, и шёпотом объясняю им, мол, я на вашего Джабраила в ухо ёбаного и не похож даже. Я уж скорее на Сёко Асахару похож, чем на этого чеченца, но они на меня шикают, отмахиваются.

Вздохнул я, и врагам так с грустью и говорю, мол, это я. А они ржать. Сынок, - говорят, - порыв твой конечно похвален, только мы ж тебя, который не ты, а он, прекрасно в лицо знаем. Ты на него даже и не похож ни капли. Ты на обкурившегося японца похож, а на нашего героя – нифига. Поэтому, - говорят, - или выдавайте нам настоящего Джабраила, или мы тебя ща перед всем честным народом пытать станем. Как будто ты – это он. Руки-ноги тебе переломаем. Ну и по мелочи там всякое.

Я охуеваю уже по полной программе. Поворачиваюсь к своему начальнику и смотрю на него вопрошаючи, мол, что мне делать, дорогой товарищ? А начальник мне и заявляет, мол, если ты Джабраила предашь, и скажешь, что ты – это не он, то твоё имя в веках останется покрытым позором.

Мне что-то так грустно стало. Думаю, может, потерпеть чуток? Может, не сразу руки-ноги ломать будут, а сперва по морде пару раз ёбнут? А там, глядишь, и помощь подоспеет. А главный враг, как будто мысли мои угадал, ухмыляется и сообщает, что ни о каких по морде для начала не может быть и речи. Что первым пунктом программы у нас переломы, а по мелочи всё – уже потом.

И начальник мой. Смотрит так испытующе. Ждёт чего-то. И враги ждут. И деревенские придурки тоже. Казлы, блядь. Сами бы своего Джабраила и играли. Я-то тут при чём? Я даже не знаю, кто он такой, что сделал, за что борется, да и борется ли вообще. Потом я подумал, что потенциальный позор, которым будет покрыто моё имя в веках, я ебал в рот. Ещё я подумал, что я вообще всю эту ситуацию в рот ебал.

Но нужно было уже что-то выбрать. А выбор мне нихуя не нравился.

Я ещё немного подумал, встал со скамейки, послал всех в жопу, и проснулся усилием воли. Пусть теперь, блядь, сами там без меня разбираются.