wannasleep (wannasleep) wrote,
wannasleep
wannasleep

Category:
  • Music:

На холмах Грузии лежит ночная мгла...

Мой старший брат неплохо поучаствовал в моём воспитании. Знакомство наше было недолгим, но очень плодотворным.

Сегодня мы вспомним тот памятный день, когда брат работал над воспитанием у меня чувства прекрасного, смешанного с лёгкой приятной грустью.

Я приехал к нему на работу прекрасным субботним днём. Просто попиздить. Было лето, было жарко и лениво. Лениво было всем. Клиентов не было, поэтому брат, выполняющий в тот момент обязанности сторожа (вообще-то он там по совместительству выполнял несколько функций: сторожа, дворника, уборщицы, главного (и единственного) бухгалтера, генерального директора и хозяина фирмы), растекался по вытащенной на улицу табуретке. Приехал я, и вот уже мы растекались вдвоём, ведя неторопливую беседу о литературе. Мы вообще с ним разговаривали только о бабах и о литературе.

Кажется, посетителей так и не случилось до самого вечера. Около восьми часов мы взяли по бутылке пива.
- Ты когда-нибудь провожал поезда? - спросил меня брат.
- Провожал, ага. Вот бабку свою в её Мухосранск провожал.
- Дурень, я не про то. Ты когда-нибудь провожал не человека, а поезд? Думал ли когда-нибудь, что вот, поезд уходит, а ты остаёшься? Что, если бы ты в него вскочил сейчас, в самый последний момент, всё было бы совсем иначе, но ты остаёшься, потому что тебя там не ждут. И здесь тебя не ждут, но просто так сложилось...
- Нет. Такого не было. "На меня когда такое накатывает, то тут только это, или бабы. А лучше того и другого. И много". (с) Кузьмич
- Поедем?
- Хм... А хули? Вся равно делать нечего. Поехали.

Вскорости мы были на Ленинградском вокзале. Он радушно встретил нас вонью бомжей и помоек, толпой цыганок и суетящимися отъезжающими.

Темнело.

Какое-то время мы стояли перед поездом. Молчали. Люди бегали, кричали, толкались. Мы стояли двумя грустными изваяниями. (на всякий случай замечу: двумя совершенно трезвыми изваяниями) Наконец, посадка закончилась, провожающих выгнали, поезд тронулся. Какое-то время мы, умиляясь, смотрели на три красные лампочки в торце поезда, потом достали специально купленные бумажные платочки и долго махали в след уезжающему счастью, не обращая внимания на странные взгляды бомжей и идущих восвояси провожающих.

Таким образом было оплакано три или четыре поезда.

Когда мы пристроились за пятым, брат сказал:
- А какого, собственно, хуя? Что за говно? Хватит. Поехали. Питер ждёт!

И мы побежали к первому попавшемуся вагону.

- Добрый вечер, хотим ехать, - сказал брат охуевшей молоденькой (и симпатичной) проводнице.
- Нифига, - сказала проводница, - мест нет.
- По (не помню, сколько, но дофигища) рублей с носа.
- У, бля… Садитесь, ребята.

Сели. Вагон СВ. Сидим. Грусть-тоска сменилась лёгким адреналином.

Но вскоре стало скучно. К тому же захотелось объяснить проводнице, что мы не пидарасы, а реально братья. Хоть и троюродные. Ну и попиздить за её проводницкую жизнь. Позвали, благо вагон оказался совершенно пустым. Пришла, но дверь оставила открытой и придерживала её ногой.

Но вскоре стало скучно. Пошли в вагон-ресторан. Там взяли бутылку водки, селёдку и солянку. Потом ещё бутылку водки и мяса какого-то. Потом брат вспомнил, что, бля, завтра ж подчинённые на работу попасть не смогут, потому как ключи все у него. Что делать? Надо возвращаться. А тут и Тверь.

- Тётенька, а когда ближайший поезд до Москвы?
- А через 3 часа. Только остались лишь плацкартные места в разных вогонах.
- Да пох. Давайте.

Привокзальный буфет. По 200 за нашу сестру.

Привокзальный туалет. Нассать в раковину, потом минут 20 лежать на полу, разглядывая причудливые переливы света от лампы на полотке.

Ещё по 200 за нашу сестру.

Пора. Выходим на платформу. Нашего железного коня пока нет. Зато стоит очередной поезд, следующий из Москвы в Питер. Напротив нас – вагон-ресторан. Ночь. Темно. В вагоне пусто. Только мальчик и девочка сидят и воркуют. Наверное, это любовь. Им тепло и уютно. Немного портит ситуацию вид двух вусмерть пьяных мудаков за окном, которые стоят и молча, не мигая смотрят на них.

Сперва они нас не замечали. Потом хихикали. Потом им стало, думаю, страшновато. А потом мой брат расстегнул ширинку, вынул из штанов хуй и продемонстрировал влюблённым. Ночь. Темно. И только за окном молча стоят два вусмерть пьяных мудака, у одного из которых хуй зловеще свисает, напоминая о чём-то печальном.

Картину, достойную пера Лафкрафта, нарушил милицейский патруль. Документы. И хуй спрячь. Вот, пожалуйста. Чё же вы, граждане? Да так. Гуляем. Поезд когда, не подскажете? Какой, нах, поезд? Ща в отделение пойдём. Ну и идите, мы-то, бля, нахуй вам упёрлись? Ты, сука, как разговариваешь?! Сам сука, бля, вон, наш поезд подходит, отъебись, родимый. Я, бля, с вами ещё не закончил! А мы с тобой уже закончили.

Вырываем у них из рук документы и ломимся в первый попавшийся вагон. Битва с проводницей. Победа. Доползаем до своих вагонов и спать. В половине шестого утра вы в Москве. В семь контора открыта.
Subscribe

  • (no subject)

    Однажды мы с женой и подругой институтского детства показывали бутылке текилы Нью-Йорк. На Хайлайне бутылка закончилась, и мы захотели Кровавой…

  • (no subject)

    У моего четвероклассника завтра тест на тему "Устройство компьютера". Сперва хотел вмешаться, но потом вспомнил одну историю из…

  • (no subject)

    Захожу сегодня, значит, в метро. Ну, в вагон. И слышу, кто-то с другого кого-то чего-то получить пытается, довольно хамски. Оборачиваюсь, а это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments