November 15th, 2006

Merilin

Филантроп

Лежал со мной в одной палате молодой совсем парень. Лет двадцати. Музыкант. Тромбонист.
Закончил Гнесинку. Объездил с оркестром весь мир. Везде концерты давал. С большим успехом, конечно.
Рассказывал о поездках, о разных странах, о разных людях.
В груди дырка, откуда трубки торчат.
Лежит, рассказывает.

Теперь-то поездки закончились, отгастролировал.
Жалко его до слез было.

Днем, ага.

А ночью он храпел.
Представляете, какая дыхалка у мастера спорта международного класса по тромбонизму?

Я стабильно не мог уснуть до утра.
Беруши не помогали.
С приближением ночи моя жалость куда-то пропадала и уступала место лютой ненависти.
Хотелось задушить его подушкой.
Или, хотя бы, уебать с ноги в репу со словами: "Что, свинья, не спится? Ну, на, погреби".